Территория history-moments.ru - Shmarko
Перейти на главную страницуОтправить сообщениеНаш RSS канал

Немного исторической философии
» » Апофеоз и закат концепции «полюсов роста»
Ваш history-moments.ru

Апофеоз и закат концепции «полюсов роста»

21-04-2014, 21:00
history-moments.ru - люди, события, даты

Концепция полюсов роста и поляризованного развития, зародившись в 1950-х годах, быстро завоевала академический «рынок» Запада и довольно длительное время служила «путеводной звездой» обоснованию регионального планирования и в развитых капиталистических странах и во многих развивающихся. Правда, уже в конце 1970-х годов апофеоз этой концепции сменился закатом: концепция «вышла из моды» и стала объектом многочисленных критических выступлений. Главной причиной резкого изменения отношений стала «нерешаемость» региональных проблем, а во многих случаях — их усугубление в период кризисной ситуации. Однако возникает вопрос: в какой мере «виновата» в этом научная концепция?

 

Напомним основные положения концепции «полюсов роста», получившей глобальное распространение в 50—60-х годах. Родоначальник этой концепции, известный французский экономист Франсуа Перру излагает ее суть таким образом: «Развитие не происходит повсеместно и одновременно: оно возникает в точках, или в полюсах роста с неодинаковой интенсивностью, оно распространяется по различным каналам и приводит к различным конечным эффектам во всем хозяйстве» (14).

 

Ф. Перру изучал «экономическое пространство» — силовое поле взаимосвязей отдельных фирм (предприятий). Развитие в соответствии с его взглядами концентрируется в крупных фирмах (предприятиях), способных воспринимать и генерировать «нововведения». Такие фирмы и образуют полюса роста. Полюса роста доминируют в экономическом пространстве, воздействуя на связанные с ними и подчиненные им фирмы и распространяя нововведения по различным каналам.

 

Одна из главных заслуг Перру состоит в том, что он соединил представление о неравномерности поляризованного развития с идеей генерирования и распространения нововведений. Географическая сторона процесса распространения диффузии нововведений была в большой мере разработана в трудах Т. Хегерстранда и возглавляемой им Лундской школы шведских географов. Начав (в 1950-х годах) 9 микро-социологических исследований (он анализировал ход, средства и пути распространения нововведений в сельской местности — фермерских кредитов, вакцинаций скота и устранения таким образом эпизоотий, обеспечение фермеров почвенными картами и т. д.), Хегерстранд создал географическую концепцию диффузии нововведений любого вида — технических, экономических, социальных, культурных.

 

 

ПортлендПортленд

 

 

 
Портленд, штат Орегон, США
Водные артерии и линии автомагистралей нередко бывают главным стержнем городов.


К таким городам относится и Портленд, выросший на берегах р. Уилламет, близ впадения ее в р. Колумбию, в 170 км от северо-западного побережья Тихого океана. Это крупный порт и железнодорожный узел, насчитывающий (вместе с пригородами) свыше 1,2 млн. жителей. В городе действуют предприятия различных отраслей промышленности (деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, алюминиевой, химической, судостроительной)
 

 

 


Основные положения его концепции сводятся к следующему. Диффузия включает две стороны: распространение информации и способность воспринимать инновации. Распространение информации происходит по различным каналам, которые группируются в два основных вида: массовые средства информации и личные контакты. Решающую роль играют личные контакты, которые образуют своеобразные сети, включающие узлы источников, получателей информации и соединяющие каналы. Эти узлы информации формируют иерархические системы, функционирующие на разных региональных уровнях, и образуют соответствующие зоны влияния (15).

 

Концепция диффузии нововведений, ее методическая разработанность представляют несомненную ценность, что не исключает и некоторых слабостей, стимулирующих дальнейшие исследования. Так, эта концепция, базирующаяся на изучении капиталистического хозяйства, учитывает лишь соответствующий механизм распространения и адаптации нововведений. Концепция строится на рассмотрении социально однородной среды, в то время как узкая локализация, например «зеленой революции» в развивающихся странах, на которую возлагались большие надежды в решении продовольственной проблемы мира, вызвана многоукладностью их социально-экономического строя и нищетой основной массы населения, что является самой труднопреодолимой преградой на пути распространения нововведений.

 

Идея полюсов роста и распространяющаяся в глобальных масштабах практика регионального планирования стимулировали появление в 1960-х годах ряда концепций, отражающих различные стороны регионального развития. Эти концепции нередко разрабатывались параллельно, иногда были слабо связаны между собой. Вошедшее в моду понятие «полюса роста» стало «зонтиком», прикрывающим конгломерат идей и концепций.

 

В ряде случаев смысл, который первоначально вкладывался в понятие полюсов роста, кардинально менялся. Само понятие полюсов, возникшее как средство описания анатомии экономического развития в абстрактном экономическом пространстве, было переориентировано на решение конкретных задач выбора центров концентрации капиталовложений и других организационных мероприятий. Первоначально доминировавший упор на фирмы сменился рассмотрением широкого набора экономических, социальных, культурных факторов.

 

Так, например, известные индийские географы Р. П. Мисра и К. В. Сун-дарам рассматривают возникновение, распространение и адаптацию нововведений как «сложный культурный и технический процесс развития» (16). Они отвергают слепое копирование модернизации западного образца, отмечая в ней не только созидающие, но и разрушающие черты, и приходят к выводу, что «каждое общество должно найти свои пути и средства модернизации». МисрЪ и Сундарам предлагают расширенный и видоизмененный вариант концепции полюсов роста, который они именуют концепцией «фокусов роста». Их схема напоминает обычную иерархию городов и других населенных мест. Заслуга авторов состоит в новом подходе к проблемам распространения процесса модернизации через систему расселения.

 

Таким образом, в практике регионального планирования полюса и центры роста обычно идентифицируются с иерархией населенных пунктов. Полюса роста Франсуа Перру были самой жизнью переведены из абстрактного экономического пространства в конкретное географическое — пространства слились...

 

 

ГончарГончар

 

 

 
Гончар


Как и столетия назад, традиционные ремесла — единственный источник пропитания для миллионов семей в развивающихся странах. В условиях растущей безработицы государственная политика направлена на сохранение трудоемких видов производства
 

 

 


 

Обилие и в то же время аморфность различных представлений, имевших отношение к идее полюсов роста, побуждали к попыткам их систематизации. В Институте исследования социального развития ООН (ЮНРИСД) в Женеве, где была подготовлена десятитомная серия по обобщению мирового опыта регионального развития и планирования на основе концепции полюсов роста, и была предпринята такая попытка, принадлежащая норвежскому экономисту Тормоду Хермансену. Обстоятельно проанализировав многочисленные западные источники по проблемам полюсов роста и регионального развития, он представил обозрение — «синопсис» концепций, который по существу отражает свод достижений в области пространственных исследований (17).

 

Этот синопсис далеко не равноценен в разных своих частях. Вряд ли объяснимо выделение «индустриального», а не «экономического», как у Ф. Перру, пространства. Явно обеднено понятие «географического» пространства, которое сводится главным образом лишь к экономико-географическому «каркасу» — системам городов и трендам урбанизации. «Суперпространство» Хермансен рассматривает как результат взаимодействия индустриального и географического пространств.

 

Синопсис включает статический и динамический подходы, а также разные стадии изучения: 1) первоначальную — описательную, 2) пояснительную и, наконец, 3) завершающую, которая предназначается для планирования и контроля. Привлекает в синопсисе попытка выявить взаимосвязи между общими теориями пространственного развития и конкретными формами их выражения в виде отношений городов различных рангов, размещением промышленности и т. п.

 

Синопсис концепций пространственного развития, разрабатываемых на Западе, отражает их главные слабости: упор на экономические и технологические аспекты при слабом внимании к социально-экономическим факторам, оказывающим решающее воздействие на процессы общего и регионального развития, а также практически игнорирование природно-ресурсных и экологических факторов, которые играют все большую роль в развитии на всех уровнях — от локального до глобального. Одна из причин «заката» концепции полюсов роста к концу 1970-х годов и кроется в игнорировании или слабом учете факторов, нередко решающего значения.

 

Обращает внимание, конечно, и отсутствие в синопсисе самой категории районирования для целей планирования, что свидетельствует о параллелизме исследований практически одного и того же объекта, проводимых экономистами и географами Запада.

 

На практике, естественно, при стремлении дать конкретные рекомендации в области регионального планирования и экономисты не могут обойтись без районирования. При этом происходит сближение идей полюсов роста и концепции нодальных (узловых) районов.

 

Стремление к большей систематизации пространственных понятий привело к попыткам выявить их действительную взаимосвязанность, причем с выделением тех понятий, которые отражают механизм регионального развития. При критическом подходе ознакомление с этими опытами обобщения весьма небесполезно и для советских географов, так как они позволяют без повторений пройденного двигаться к решению сложной задачи выявления современных глобально-региональных механизмов развития.

 

Концепции пространственной организации, рассматриваемые сквозь призму поляризованного развития, распадаются на следующие главные составляющие: 1) системы городов, 2) поверхности модернизации, 3) коридоры развития,4) процессы пространственной диффузии.

 

Известный американский экономист-регионалист Джон Фридман, активно разрабатывавший концепцию поляризованного развития в 1960-х годах и применявший ее при обосновании регионального планирования Венесуэлы и других развивающихся стран, определил суть этой концепции как «доктрины» регионального планирования: «Логика неравного развития в его специфической форме промышленного роста, базирующегося на города, привела к определенным выводам для регионального планирования: упор на рост крупных городов, политика проведения неравного развития, рассмотрение регионального планирования как способа воздействия преимущественно на размещение обрабатывающей промышленности, вера в то, что «импульсы роста» будут распространяться от главных центров инноваций на остальное хозяйство» (18).

 

Эти постулаты концепции поляризованного развития, которые превалировали на Западе вплоть до середины 1970-х годов и использовались западными экспертами как главный «методологический путеводитель» по региональному планированию (и не только в развитых капиталистических, но и в развивающихся странах), стали источниками ее слабости. В первую очередь и особенно явственно слабости концепции полюсов роста стали ощущаться при попытках использовать ее для обоснования регионального планирования в развивающихся странах.

 

Во время XXIII Международного географического конгресса (СССР, 1976 г.) на Душанбинском симпозиуме Комиссии по региональным аспектам развития канадский географ Д. Р. Ф. Тэйлор представил доклад «Реорганизация пространства в Африке», где подчеркивал неприемлемость теории поляризованного развития, которая рассматривает крупные города как полюса роста, распространяющие модернизацию и содействующие подъему сельских территорий развивающихся стран. Он отмечал, что еще «не выяснено, содействуют ли крупные города подъему или истощению этих территорий», и продолжал: «Если мы приравниваем развитие к колониальнозападному образцу, то действительно его можно измерять и модернизировать от ядра к периферии, с готовностью используя модель Фридмана и ей подобные» (19).

 

Особенно большой интерес представляют, конечно, оценки результатов пространственного развития учеными из развивающихся стран, например том региональной серии ЮНРИСД, в котором сравниваются результаты регионального развития в трех крупнейших развивающихся странах трех континентов — Нигерии, Индии и Бразилии (Regional Policies in Nigeria, India and Brazil, 1978). Бывший президент Международного географического союза нигерийский географ Акин Мабо-гунже в работе «Полюса и центры роста в региональном развитии Нигерии» большое внимание уделяет процессу зарождения региональных диспропорций, справедливо отмечая, что экономико-географическое пространство уже в статике дифференцировано (например, по набору выращиваемых сельскохозяйственных культур в связи с особенностями природных условий, традициями населения и т. п.). Но эта дифференциация принимает совершенно иной — антагонистический характер региональных диспропорций в ходе колониальной эксплуатации страны. Порожденное и разжигаемое в колониальный период соперничество между разными национальными группами чрезвычайно осложняет современную внутреннюю ситуацию, накладывая отпечаток на решения в области региональной политики, в том числе на размещение крупных государственных новостроек.

 

Анализируя перспективы стратегии полюсов роста в Нигерии, Мабогунже подчеркивает необходимость максимально полного учета специфики проблем развивающихся стран. Растущая безработица требует ускоренного развития трудоемких производств, включая мелкие промышленные предприятия и традиционные кустарные производства. При этом подчеркивается, что индустриализация небольших и средних городов имеет такое же (если не большее?..) значение, как и полюса роста.

 

А. Мабогунже приходит к обоснованному выводу о том, что концепция полюсов и центров роста «нуждается в более четком определении... При ее использовании как стратегии планирования все усилия могут оказаться напрасными при отсутствии поддерживающих институтов и соответствующей политики». Он заключает свое исследование определением главной задачи научного обоснования регионального планирования, которую он видит в том, чтобы каждая «часть страны могла видеть, где и как она связана с другими частями интегрированного хозяйства, устремляющегося вперед, к еще большим достижениям». Здесь четко определены жизненно важные задачи регионального развития бывших колониальных и зависимых стран:

усиление производственно-территориальной интеграции и ускорение общего социально-экономического прогресса. Но при этом явно остается открытым вопрос, соответствует ли концепция полюсов роста решению этих задач...

 

Любопытно, что среди активных оппонентов концепции полюсов роста оказались и некоторые из ее главных бывших «пропагандистов», в том числе известный американский эксперт Джон Фридман, о котором мы специально говорили выше. Вместе со своим соавтором Клайдом Уивером в интересной работе «Территория и функция. Эволюция регионального планирования»

 

(J. Friedmann, а С. Weaver. Territory and Function. The Evolution of Regional Planning. London, 1979) он констатирует в конце 1970-х годов: «Центры роста перестали быть монетой в хорошем обращении».

 

Какими же причинами объясняют «закат» концепции сами западные эксперты? Вероятно, вполне справедливо они считают, что одна из слабостей концепции состояла в том, что «она распространялась гораздо быстрее, чем можно было проверить на практике ее применение». В результате «доктрина центров роста всегда пребывала в состоянии концепционной неразберихи». Большинство ее методологических принципов настолько неопределенно, что не выдерживает проверки: например, неизвестно, какими индикаторами и как измерять «рост», как использовать «центры роста» для распределения капиталовложений и как стимулировать их функционирование. Все более подвергаются сомнению и принципы механизма действия диффузии нововведений. «...Региональное планирование (на Западе. — С. Л., Г. С.) почти преуспело в фетишизации центров роста за счет пренебрежения другими аспектами региональной политики. Территория или специфические территориальные проблемы отошли на задний план академических дискуссий. В результате недостаточное внимание уделялось природным ресурсам, политическому механизму, административной организации и более всего сельскому развитию. Центры роста стали универсальным решением всех региональных проблем. Но никто в действительности не знал, что под этим подразумевается» (20).

"ЭТОТ КОНТРАСТНЫЙ МИР", С.Б. ЛАВРОВ, Г.В. СДАСЮК


Разное 0 1342
Метки статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 
(0)

Комментарии:

Оставить комментарий


 

 

Ваше отношение к рекламе на нашем сайте.. ?

Вообще не реагирую на рекламу
Реклама на Вашем сайте мне не интересна
Иногда интересна но я не рискую кликнуть
Часто нахожу что-то интересное переходя по рекламе с Вашего сайта


История - люди, события, даты